Категории

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Маркетинг, товароведение, реклама

Страховое право

Налоговое право

Охрана природы, Экология, Природопользование

Компьютеры и периферийные устройства

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Литература, Лингвистика

Банковское дело и кредитование

Бухгалтерский учет

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Политология, Политистория

Радиоэлектроника

Муниципальное право России

Технология

Психология, Общение, Человек

Международное право

Биржевое дело

Медицина

Музыка

Биология

Химия

Социология

Компьютерные сети

Космонавтика

Техника

Физика

Историческая личность

Программирование, Базы данных

Религия

Криминалистика и криминология

История государства и права зарубежных стран

Сельское хозяйство

Культурология

Педагогика

Транспорт

Математика

Компьютеры, Программирование

География, Экономическая география

Философия

Материаловедение

Право

Ценные бумаги

Астрономия

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Трудовое право

Искусство

Пищевые продукты

Охрана правопорядка

Менеджмент (Теория управления и организации)

Ветеринария

Гражданское право

Адвокатура

Гражданское процессуальное право

Нероссийское законодательство

Римское право

Российское предпринимательское право

Семейное право

Уголовный процесс

Таможенное право

Теория государства и права

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Финансовое право

Хозяйственное право

Экологическое право

Гражданская оборона

Иностранные языки

Металлургия

Психология и Христианство

Психология и Христианство

Стремясь понять её роль в жизни человека, он опирается на психоаналитические представления о природе человека и его влечениях.

Основную ценность религии Фрейд усматривает в возможности посредством веры удовлетворять самые глубинные потребности человека и «воспитывать совесть». При этом сама религия воспринимается им как «драгоценнейший инвентарь культуры, высшая ценность» [7, с. 109]. Однако при этом Фрейд отстаивал право практической психологии (прежде всего психоанализа) на выполнение этих функций своими средствами.

Подобный подход был характерен практически для всей психологии первой половины ХХ века. Для 40–60-х годов характерна позиция, выраженная Э. Фроммом. Он отстаивает возможность сосуществования психологии и религии и ставит вопрос о поиске общих средств воздействия. Ведь, по его мнению, цели религии и психоанализа в конечном итоге сходятся: «сознательная, исполненная силы, а не слабости любовь» [7, с. 200], «признание человеческой силы…, а не опыт бессилия» [7, с. 211]. Он считает, что религия предоставляет человеку ориентиры для выбора действий и способы самоанализа своих поступков с нравственной точки зрения: «ритуал покаяния или утешение священника» [7, с. 201]. Э. Фромм (в отличие от З. Фрейда да и многих более поздних исследователей), видит в религии ориентиры для «поиска смысла жизни», путь «самоосуществления» человека и достижения им целостности с собой и другими. К концу 60-х гг. ХХ века в зарубежной психологии вопрос об отношениях психологии и религии утратил для зарубежной культуры актуальность, так как осуществилось взаимопроникновение ценностей психотерапии и религии (достаточно вспомнить теорию и практику Р. Мэя, М. Бубера, В. Франкла с их вниманием к гуманным отношениям, нравственным ценностям и смыслу жизни). Особого разговора (а возможно, и отдельного исследования) требует русский вариант решения вопроса о соотношении психотерапии и религии. В начале ХХ века,— время, бывшее «настоящим расцветом богословия» (А. Мень),— интересующий нас вопрос обсуждался философами и богословами. В дискуссиях участвовали С. Булгаков и Н. Бердяев, С. Франк и В. Несмелов, П. Флоренский и Н. Лосский, А. Лосев и В. Розанов. По разному они приходят к общей мысли о помощи религии в осознании жизненных целей, поиске смысла жизни, решении предельных вопросов человеческого бытия. 1917 год положил конец всем духовным поискам и исследованию вопроса о функциях религии. До конца 80-х годов этот вопрос не был актуальным, во-первых, из-за «тотального атеизма», во-вторых, из-за последовавшего после «искоренения» фрейдизма в конце 20-х годов негласного запрета на практическую психологию.

Однако в последние два десятилетия, споры, характерные для Запада в начале ХХ века, перенеслись в наше научное сообщество. На сегодняшний день выделяются три основные позиции по вопросу соотношения психологии и религии: · · · Такова краткая история вопроса о соотношении психологии и религии. Если же систематизировать различные представления ученых о психотерапевтических функциях религии, то, на наш взгляд, возможно выделить три основные функции: ориентировочная, направляющая и смыслообразующая.

Охарактеризуем каждую из них.

Ориентировочная функция, понимается как наличие определенных понятийных и нравственных координат, которые позволяют человеку ориентироваться в мире (в понимании себя, других людей, событий жизни, принятии решений). Сюда можно отнести то, что различные исследователи характеризуют следующим образом: · · · · Направляющая и побуждающая функции, заключаются в определении направленности деятельности и поведении человека, избирательном направлении его активности.

Именно к этой функции мы относим встречающиеся в текстах философов: · · · Смыслообразующая функция (как известно, именно смыслы лежат в основе создания личной системы ценностей), заключается в придании определенным идеям и деятельности того или иного личностного смысла (значимости для себя). Как известно (С. Л. Леонтьев, В. В. Налимов, С. Л. Рубинштейн), именно через эту функцию совершается результирующий синтез первых двух и появляются возможности того или иного варианта развития, построения жизненного пути.

Смыслообразующую функцию мы усматриваем в следующем: · · · · · · · Таковы систематизированные нами представления философов, богословов, психологов о функциях религии (прежде всего, христианства) в жизнедеятельности человека. Но выполняет ли христианство эти функции на самом деле? Ответить на этот вопрос можно лишь путем изучения личностных особенностей верующих людей и сравнения с людьми нерелигиозными.

Именно такое экспериментальное исследование было предпринято нами. В ответе на вопрос, какую именно личностную характеристику изучать, у нас не было сомнений: субъективный образ мира. Это интегративное образование включает в себя прошлый жизненный опыт человека, образы, схемы, представления о мире, о себе, которые постепенно приобретают относительную устойчивость и определяют для человека то, как он смотрит на мир, что воспринимает от него и как затем взаимодействует с ним. Образ мира определяет особенности восприятия человека и регулирует его деятельность и поведение [4]. Для выявления образа мира была отобрана адекватная целям исследования, его гипотезе и методологическим позициям система диагностических методик: «Картина мира», опросник Кэттела, тест самоактуализации.

Каждая из диагностических методик выполняла свою функцию. Тест «Картина мира» позволил (обходя психологические защитные механизмы) получить представление о глубинном эмоциональном содержании структурных компонентов образа мира («образ Я», «Я и другие», «Я и окружающий мир», «Меры добра — зла»). Тест Кэттела дал возможность статистически измерить особенности личностных характеристик.

Самоактуализационный тест позволил уточнить выявленные ранее данные и получить информацию об основных тенденциях личностного развития. Всего в исследовании участвовало 54 человека: 27 верующих и 27 нерелигиозных людей.

Использование комплексного подхода в изучении особенностей образа мира обеспечивало повышение эффективности результатов, которые потом подверглись анализу и интерпретации.

Выявлены следующие особенности образа мира религиозных людей: · · · · · В целом полученные результаты свидетельствуют о том, что для верующих религия выполняет функцию удовлетворения потребностей человека в поиске жизненных координат, предельных нравственных ценностей, предоставление нравственных ориентиров и обобщенных способов взаимодействия с собой и другими, способом самопонимания и самостроительства, а также она оказывает влияние на становление целостного непротиворечивого образа мира, в котором преобладающее значение имеют представления о добре, нравственных ценностях; для верующих характерно спокойное отношение к смерти. Мы понимаем, что читателю-атеисту, возможно, будет сложно осмыслить и принять эти выводы.

Признаемся, что они были несколько неожиданными и для нас самих.

Впрочем, удивляться нечему: ещё Павел Флоренский в начале века утверждал, что любая вера лучше безверия.

Лучшие работы

Подобные работы

Психология и Христианство

echo "Стремясь понять её роль в жизни человека, он опирается на психоаналитические представления о природе человека и его влечениях. Основную ценность религии Фрейд усматривает в возможности посредст

Религиозные организации

echo "Именно поэтому лишь тщательное и объективное изучение позволяет понять, чем вызваны эти различные трактовки и действия, насколько они на деле демократичны и гуманны, наконец, в чьих интересах он

Далай-лама XIV. Буддизм Тибета

echo "Северный, или тибетский буддизм получил распространение не только в самом Тибете, но и во многих других странах Азии, в частности в Монголии и на территории России - у бурят, калмыков и тувинцев

Христианство – как культурный феномен

echo "Точные данные о численности последователей Христианства отсутствуют. Главные идеи Христианства: искупительная миссия Иисуса Христа, предстоящее второе пришествие Христа, страшный суд, небесное

Браман Чаттерджи. Сокровенная религиозная философия Индии

echo "Лектор делает в них попытку изложить сокровенный смысл учения Браманизма, древнейшей из религий человечества, которая исповедуется и в настоящее время большинством Индусов. Происхождение Браман

Истории религий и кризис цивилизации

echo "Необходимость составления данного курса обусловлена, по мнению авторов, преобладанием духа экуменизма в отечественном и зарубежном учебном материале по истории религий. Религиозный плюрализм, н